Карамельный омлет, парижские улицы, Марсово поле, пафосный Липп, Маготы и Винтимилле

День 8-й, часть 2.

img

Перебираемся на левый берег и идем по улице Юшет, обе стороны которой застроены кафе и сувенирными лавками.

img

20100821-133053-img6204-creme-caramel_640x480

В кафе La Fontaine Saint-Michel я беру крем-карамель. Название вкусное и выглядит как нормальный мусс, а на деле… такого хурмового мусса я уже давно не встречала. Похоже, что сначала сделали омлет, а потом залили его карамелью. Лика потом скажет, что французы это очень любят. Первый раз в Париже я не могу доесть десерт…

Бюси

img

На перекрестке Бюси я вижу прелестную картинку. Не знаю, французы ли это, но бульдоги у них французские.

img img

Смешиваемся с потоком на улице Бюси, где все что-нибудь едят — гигантские бутерброды на ходу, десерты в кафе и так далее. Обед на улице, как правило, стоит процентов на 20 дороже, чем в помещении. На месте кафе с урбанистическими столиками раньше располагалась устричная L’arbuci. Здесь это нормальное дело. Идешь, например, в магазин, который еще позавчера стоял по определенному адресу — а там уже другой магазин. Причем владельцы нового вообще не в курсе, «куда уехал цирк». И только старая вывеска может напоминать о прошлых арендаторах этой площади. Кто знает, может у них аренда по обмену такая. «Эй, Жан-Люк, эту часть города мы окучили, давай поменяемся местами!» Как-то так…

img

Ну хоть впечатляющий Yellow Korner на месте.

«Такая разорит»

img

На улице Бонапарта небольшая суматоха — авто, похожее на пожарное, протягивает лестницу к окнам. Дыма не видно, так что мы делаем вывод, что это всего лишь переезд — здесь в домах такие узкие коридоры, что некоторые вещи проще выгружать через окно.

Гуляем дальше, по бульвару Сен-Жермен.

— O-la-la! Sexy! — кричит клошар, завидев Лику.
— Это еще что, — говорит она нам. — Тут недавно двое клошаров обсуждали, стоит ли одному из них со мной задружиться. В итоге вынесли вердикт: «такая разорит»…

Интересно, хоть один из наших бомжей боится обанкротиться?

img

Кстати, о разорении — тут есть еще один Фрагонар, могли бы не толкаться в музее, а разориться прямо здесь…

img

У дома Гензбура

img

Алекс гулял тут девять лет назад и утверждает, что дом раскрасили еще сильнее, но кое-что наверху сохранилось еще с прошлого раза. Лично мне это «наверху» нравится больше, чем то, что внизу. И то далеко не все. Впрочем, Лика говорит, что граффити меняются очень часто.

img

img

Поблизости, на улице Бон, висят сине-белые флажки — значит, кругом арт-галереи. Но сейчас так солнечно, что заходить в помещения не хочется.

В квартал Гро Кайу

img

Идем через Эспланаду Инвалидов, на которой крутится тусовка на сигвеях.

img img

А на газонах «пикникует» народ. Кто-то играет в футбол, кто-то читает, а кто-то просто загорает или гуляет. Лика у нас на подъеме активности: «Садитесь на траву, я вас сфотографирую!» Но мы в белых штанах и поэтому сопротивляемся.

img

В Гро Кайу — квартале Большого камня — нам встречается «Petrossian». Магазины этой сети продают деликатесы по всему миру. В таком же магазине (уже перед вылетом) мы потом прикупим вкуснейшие сыры.

img

На улице Сен Доминик, возле церкви Святого Петра слушаем колокольный звон. Кажется, что он отражается от Эйфелевой башни, которая видна отсюда, и прилетает обратно.

img

Выходим к фонтану Марса, возле которого самым непочтительным образом устроили стоянку мотоциклов.

img

img

На фонтане стоит парочка — сам Марс и Гигея, богиня здоровья. А здоровье Марсу понадобится — по замыслу скульптора, он практически без одежды и доспехов, тот еще нудист, не простудился бы.

На Марсово поле

img img

Вполне ожидаемо, что дальше мы идем на Марсово поле. На светофоре останавливается местный стритрейсер, а затем цокает дальше.

img

Здесь, видимо, ездит много таких фиакров.

img img

Выходим к Стене Мира. В соответствии с названием, тут везде слово «мир» на разных языках. За этой конструкцией — военная академия (Ecole Militaire). А за спиной у нас башня, которая здесь, на Марсовом, кажется еще больше.

На улице Кле

Углубляемся обратно в узкие улочки.

img

img img

И садимся отдохнуть в кафе Central. Официант сразу просит расплатиться. Может быть, наш вид не вызывает доверия, может, у него заканчивается смена (уже 17 часов, а в 19 начинается ужин). А может быть, днем так принято, потому что это не в первый раз, независимо от того, прилично мы одеты или как туристы-нищеброды. Вообще, нас устраивает, что не надо ждать счет.

img

img

Улица уютная, мы идем мимо витаминного магазинчика с гигантской черешней, авокадо и множеством других вкусностей на прилавках.

img img

Забегаем на минутку в La Sablaise, к рыбным лоткам. На льду лежат морские гребешки, креветки, устрицы, зеленые водоросли для их сервировки и много-много разной рыбы.

— Попробуйте домашние терринки! — восклицает Лика.
— Лик, ну как мы, у нас ведь даже есть их сейчас нечем, а до отеля они не дотерпят.
— Ешьте прямо так, как пирожное!

Я прикидываю, что если бы я прихватила приборы из самолета, то последовала бы ее совету. (А сейчас, когда я это пишу, то думаю, что и без приборов бы съела. Надо пойти перекусить.)

Идем дальше. Из какого-то кафе нам навстречу вываливается мужчина — благообразного вида, но изрядно навеселе. Услышав, как мы переговариваемся, он притормаживает и громко утверждает, что «говорить по-русски». Я, чего-то вдруг обрадовавшись социальному контакту, кричу «привет!». Он тут же переходит на французский. Лика переводит, что по-русски он говорит немного. Дядька тем временем перемещается в соседнее кафе.

Базилика Святой Клотильды

img

Показываются два воздушных шпиля, которые нас давно беспокоят. Мы их часто видели, но не знали, что это за сооружение.

20100821-175932-img6284-hotel_529x397Для тех, кто возвращается в гостиницу на бровях, вывески заботливо ставят внизу.

На бутиковую улицу Гренель

img

На бульваре Распай Лика садится прямо на какую-то железную трубу, которая ограждает стоянку мотоциклов. «Садись», — говорит. Она в дизайнерском платье, правда, черном. А я в обычных шмотках, однако, белых. Хотя, Лика еще не дошла до той степени просветления, когда сидя в кафе облокачиваются на рядом стоящий мусорный бак — французы часто так делают.

img

Если совместить гигантские принадлежности для шитья, Валентинов день и культ вуду, получится витрина одного из бутиков на улице Гренель.

img

img

Невеста

img

Неожиданно перед нами мелькают и весело щебечут какие-то птенчики. Оказывается, это в вечер перед свадьбой невеста и подружки разгуливают по городу, одетые в розовое — такая тут традиция.

Поесть

Лика предлагает пойти отведать креольской кухни в La petit cour (маленький дворик), звучит это вкусно, так же, как L’Appetit cour.

img

Но тут закрыто, похоже, готовятся к какому-то банкету. Жаль, классный дворик.

Двигаем в Lipp на Сен-Жермен. Однако по вечерам тут, похоже, фейсконтроль. Алекс в шортах, причем, в длинных. Но все же это шорты — и мы в пролете, как та фанера над Парижем. Елки, я все понимаю, историческое место, но это же все-таки brasserie — пивная. Похоже, чтобы туристу попасть в Липп, нужно либо выглядеть как «свой», либо метнуться в отель и переодеться — мужчине в смокинг, а женщине в вечернее платье с угрожающим декольте до пупа. То есть селиться надо у той пивной, в которую собираешься ходить. А если собираешься ходить в разные пивные — носи сменку. Ну и ладно, похоже, внутри жуткая дымовуха — многие отчаянно курят.

Идем проторенной дорожкой в Les Deux Magots — во-первых, они тут поблизости (6, pl. St Germain des Pres), во-вторых, у них подемократичней. Наш официант тормозит, но делает это с важным видом.

— Наверняка на подмене работает, — замечает Лика. — Весь основной персонал сейчас в отпусках, как и весь Париж.

Парижане коллективно уезжают в отпуск, который у них называется каникулами, в период с 15 июля (как раз после дня взятия Бастилии) по 15 августа и возвращаются в город ближе к первому сентября — когда детям пора в школу.

Grilled salmon with ratatouille and salad leaves img

Лосось на гриле и рататуй, а также оранжевая дыня-вентилятор поправляют настроение. Дыня не очень спелая, но это, видимо, тут нормально, в магазинах продают такие же — мы как-то брали упаковочку. Цены — карман-разорение. Хотя когда мы тут пили кофе и пиво, расценки показались не то чтобы низкими, но приемлемыми. Но есть уже очень хочется, да и вкусно тут, чего уж там.

Винтимилле

По дороге в отель нас тормозит девушка с небольшим чемоданчиком и что-то говорит на французском.

— Спик инглиш? — спрашиваю я (а я уже забросила попытки хоть немного учить язык страны, в которую еду отдыхать).
— Литтл-литтл. Мне нужен вот этот адрес, — говорит она. И показывает телефон, на экране которого красуется нужный ей адрес. Мои уши различают в ее «address» наше четкое, русское «р».
— Русская? — спрашиваю я.
— Даа, — вид у нее слегка ошалевший. — Вы не знаете, где тут улица Винтимилле?
— Винтимилле? Я помню это название, наверно, видел недавно, — говорит Алекс и лезет за картой.

У меня дежавю. Винтимилле, вообще-то, мы помним еще с Лигурии. Когда катались из Италии в Ниццу и Монако и обратно. Так называлось направление поезда и мы тогда сильно морочились с билетами и автоматами. О чем я радостно сообщаю. Но девушке не до смеха. Она рассказывает, как пыталась взять такси, но никто не везет — говорят, что тут недалеко. Поиск по карте ничего не дает. Уже довольно поздно и на улице, как назло, никого. Дальше мы выпиваем фанты и тормозим автобус. На остановку подъезжает автобус. Я лезу с картой к водителю. Он не говорит по-английски, а я по-французски. Я тычу в карту и повторяю это «Винтимилле», парень минут 5 любезно всматривается в хитросплетение улиц, но тоже ничего похожего не видит. (Если в автобусе находились пассажиры, то они терпеливо ждали. По крайней мере, ни единого недовольного возгласа я не услышала.) Автобус уезжает, а мы остаемся с нерешенной проблемой на пустынной улице.

— Ну пошли с нами, — говорю я (русские же, блин, своих не бросают).
— Куда? — охрипшим голосом спрашивает девушка и смотрит на нас с подозрением, ну или просто как на идиотов.

И правда, куда? Тут ей приходит спасение в виде SMS с новым адресом — то ли другого отеля, то ли уточняют адрес того же самого. Так что она идет снова пытать счастья в ловле такси, а мы продолжаем наш путь.

Таксисты могут отказаться везти вас, если ехать недалеко и сумма не будет превышать 6 — 6,5 евро.

Реклама

О чем думаете?

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s