Вандомская площадь, Мадлен, Елисейские поля, Конкордия, Тюильри и чуть Левобережья

День 7-й, часть 1.

Просыпаюсь от грохота на улице — Париж уже на ногах. Сегодня я слышу этот шум — значит, выспалась. Пока собираемся, обнаруживаем, что настройки телевизора в номере куда-то сбились. Лезем в меню и… то, что там будет русский, мы и не ждали. Но то, что там нет английского — вот это уже сюрприз. Есть немецкий, польский, словенский, мадьярский, птичий и змеиный наверняка тоже есть, а вот английского нет.

На Вандомскую площадь

img

Пробегаем мимо грустного Apple Store. С учетом того, что девайсы LG тут считают хорошей покупкой, скучно живется яблочникам в Париже.

img
По улице Мира выходим на Вандомскую площадь, утыканную столбиками, ограничивающими машины; некоторые из ограничителей кем-то идейно переделаны в пепельницы. В центре площади высится «главный столбик» — колонна со сценами битв Наполеона Бонапарта, явно слизанная с итальянских аналогов — недаром на ее вершине фигурка Наполеона в облике римского императора. Бронза, из которой отлита колонна, раньше была сотней дюжин пушек, привезенных Бонапартом с битвы под Аустерлицем.

img

Ювелирных магазинов на площади — как грибов после дождя. Вспоминаю слова нашего гида, сказанные нарочито философским тоном: «Тут встретились все ювелиры мира. Как мы покупаем круассанчик с утра, так они могут прихватить бриллиантиков для своей подруги.» Верить гиду надо с оглядкой — она у нас была та еще жучка, иногда путалась в показаниях. Но даже если дело обстоит именно так, не стоит расстраиваться, ведь вопреки устоявшемуся мнению, лучшие друзья девушек — вовсе не бриллианты, а геи. По крайней мере, в Париже… Ненавязчивая надпись на одной из «маркиз» возвещает, что здесь находится знаменитый отель Риц — у него всего 4 звезды (я уже говорила, как тут не любят платить налоги).

Мадлен небесная и земная

img

В церкви Мадлен (а по-нашему — Марии Магдалины) нет ни одного окна — свет проникает через свод. Да сразу и не скажешь, что это церковь. Может, именно поэтому здесь так любят устраивать концерты, хотя и в других храмах это не редкость.

img img

Что касается дел житейских — Алекс хочет показать мне магазин Эдьяр, он тут же, на площади Мадлен. Обещает живописно разложенные продукты и сказочные ароматы. Но тут все поменяли и не в лучшую сторону — Лика говорит, после того, как магазин купил кто-то из русских. Чай теперь заперт в красные коробки — справедливости ради надо сказать, что они очень красивые, но того аромата, который тут был раньше, уже не почувствовать сразу при входе. От такого разочарования мы сразу выходим из магазина.

img img

Но у нас есть запасной вариант — Фошон, с его едой «от кутюр». Кружащих голову ароматов не обещает, но избавляет от грусти — даже простое созерцание содержимого полок и мягкой неоновой подсветки возвращает улыбку на фасад.

img img

img

При магазине есть кафе, в котором можно отведать шедевры кондитерского искусства. Смотрели недавно французский фильм «Сегодня ночью я сплю с тобой» и там мелькнул такой диалог:

— Ты и завтрак заказываешь на дом?
— Ну да, в Фошоне. Он у меня непривередливый…

На Елисейские кружным путем

img img

img img

img

Относительно тихая улица La Boétie врезается в Елисейские поля, где полно народа, бардак, кругом что-то реставрируется… Променадом это назвать сложно — все куда-то бегут. Мы вливаемся в поток и рысим к Триумфальной арке.

img img

На смотровой площадке Триумфальной арки пасутся те, кто выдержал стояние в очереди. Мы не решаемся, поэтому просто бродим внизу, на Пляс дель Этуаль. Но все же мы на возвышении — на холме Шайо. Заказав арку в 1806 году, Наполеон ее так ни разу и не увидел — строительство продолжалось 30 лет.

img

С площади хорошо видна Большая арка Дефанс — конечная точка Триумфального пути, берущего начало от арки на площади Каррузель, и проходящего через арку, в тени которой мы сейчас топчемся.

Обратно по Полям

Avenue des Champs Elysees, Paris, France. Publicis Drugstore.Потом мы спускаемся по другой стороне Полей, которая оказывается не такой шумной и толкучей. Поля реабилитированы. Забегаем в газетную палатку, чтобы купить русской прессы для друзей — в Париже ее не то чтобы не достать, но дефицит в некоторых районах все же ощущается.

img img

В салоне Рено идет выставка «Oxygene» — предлагают ознакомиться с эко-автомобилями. Здесь играет лоунж, атмосфера мечтательная, не то что на российских автовыставках с картами и девицами.

20100820-124347-img5752-Renault_Zoe_529x397У некоторых моделей кресла похожи, excusez moi, на сиденья унитазов. На случай аварийной ситуации, видимо.

20100820-124529-img5754-Renault_Twizy_529x495Другие машинки совсем как игрушечные. Однако, информация на мониторах обещает 160 км езды без подзарядки. Но не будет ли это похоже на Диогена в бочке? Не знаю…

img

Мы танцевальной походкой пробираемся наверх — в висячий бар. Я беру уже традиционный для этой поездки «шоколя виеннуа», Алексу же приносят пиво в бокале такой формы, что оно выглядит вкусным.

img

Мне все еще нравится на Елисейских, особенно если немного отойти от проезжей части.

На Конкордию

img

img

Фонтаны на Конкордии своевольничают — то брызгают, то еле-еле протекают.

img img

Эта площадь имеет три названия в истории. Первое — Пляс де Ройяль (Королевская). Здесь стоял памятник Людовику XV. Потом ее называли Пляс де Революсьон. На месте памятника возникла гильотина, на которой казнили представителей французской аристократии — среди них Людовик XVI и Мария Антуанетта. Здесь также были преданы смерти случайные гости французской революции, например, блестящий химик Лявуазье. И в третий раз это место переименовали в площадь Согласия или Примирения (Конкорд). В центре площади теперь стоит Люксорский обелиск. Солнце ярко освещает два здания-близнеца. Слева — отель Крийон, а справа — Министерство мореходства, где когда-то работал Ги де Мопассан. Что еще интересного? Ну, к примеру, площадь эта очень нравилась Маяковскому, однажды его фантазия вспыхнула и он написал так: «Если б был я Вандомская колонна, я б женился на Place la Concorde.» (с) «Город»

Несмотря на название, площадь сейчас не особо мирная. Лика нам уже рассказывала, как во дворике Лувра какие-то ушлые дамочки поснимали с японца всю его технику. А сейчас мы наблюдаем почти такую же картину на Конкордии — но дамочка одна и просит заполнить какую-то анкету. Может она и не мошенница, но тут появляется японская жена и героически спасает мужа. Я в этот «раскаленный» момент забываю фотографировать, а когда вспоминаю — все уже разбежались.

Тюильри

img img

img

Говорят, когда каким-то ураганом повалило много деревьев, французы покрыли одно из них специальным составом, да так и оставили. Но «специальный состав», похоже, легенда — дерево целиком из бронзы. Да, Алекс советует не заливать про ураган и бронзу и признаться, что это я выдрала дерево с корнями ради фото.

img

img img

Как бы мы ни сопротивлялись, а на этом берегу все дороги ведут к Лувру.

Башенки

img

Делаю кадр «спесьаль для Лики» — это Лувр и те самые на-Лувре-таких-нету-башенки (по утверждению Лики, опрометчиво сделанному недавно). Алекс доволен — в чем-то он знает Париж лучше.

img

Появляемся на Королевском мосту, обозреваем другие башенки — на Орсэ. Переходим по мосту, видим Rue du Bac — должно быть, очень холодная улица, подбираемся к набережной Вольтера, а потом уходим дальше «в левый берег».

Левый берег — экспрессивный, радужный и креативный

20100820-141038-img5805-rive-gauche-juste-une-porte_431x528

img

В Маготах сегодня сидят такие оранжевые чудеса… ну, тут свое понимание гармонии. Наверное, какая-нибудь звезда или, как говорит Алекс, «известняк».

img img

Забегаем на минутку в чайный салон Лядюри — поглазеть на интерьер. У прилавка шумно и людно, поэтому знаменитые макаруны (миндальное печенье) остаются для нас пока неисполненным желанием — досадно, ну да ладно.

20100820-145243-img5811_640x480

На асфальте флаг Королевства геев и лесбиянок — в теории. Но тут двенадцать цветов, а у них вроде восемь…

img

Дальше воображение поражает «вафельная» статуя Армана. Античная скульптура, музыкальные инструменты и картинные рамы, нарезанные ломтями, все в совокупности выглядит смело, и как ни странно, не вызывает ощущения мешанины.

img

В сквере Оноре Шампьона главенствует Вольтер — вид у него здесь плотоядный, как будто он готовится сказать свое коронное «раздавите гадину».

Продолжение следует…

Реклама

О чем думаете?

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s