Город, сад и снова город

День 4-й.

С улицы доносится грохот — началось в колхозе утро приехал мусоровоз. С этого дня мы начинаем самостоятельные исследовательские вылазки, пока у Лики свои дела. Сборы, а вернее, мое сонное коматозное хождение туда-сюда, прерывает уборщица. Я прошу подождать несколько минут, собираюсь в ускоренном режиме, после чего мы все-таки покидаем номер. На улице прохладно, все то тепло, которое дал горячий шоколад за завтраком, стремительно улетучивается. Это помогает окончательно проснуться.

В цитадели потребления

img
В пресловутом торговом центре «Галери Лафайет» нас встречает покупай-музыка. Здесь собрано все — от самого дорогостоящего до самого дешевого. На видных местах первого этажа размещаются известные бренды, а по углам и выше — те, что попроще. Также здесь хороший супермаркет — «Лафайет Гурмэ». Сюда ходят редко — когда праздники, дни рождения. Есть еще один крупный универмаг в Париже — «Весна» (Printemps). Он конкурирует с «Галери Лафайет» и находится недалеко — такая тут система. Возле Луи Виттона толпится очередь из японцев. Я хочу сфотографировать, но мне наперерез вылезает охранник и любезно предлагает этого не делать.

img img
Минут за 15 пробегаемся по женскому отделу. Но пришли мы сюда за мужской одеждой. Мужской отдел оказывается в другой части здания — перебираемся туда по мостику, с одной стороны которого открывается вид на Опера, а с другой — на колокольню Трините. Какое-то время мы проводим в поисках куртки для Алекса. Не найдя ничего подходящего, выбираемся на улицу.

Слышим звуки французской шарманки

img

img
Какие-то туристы вклеиваются между нами и шарманщиком. Алекс с камерой, ругаясь (тихо и прилично), пытается поймать лучший ракурс, и шарманщик машет нам. Дамочки гладят рыжего, под цвет шарманки, кота, который не то что ухом — даже усом не ведет и продолжает крепко спать в своей трогательной корзинке, прикрывая нос лапой. Мелодия заканчивается — и шарманщик картинно разводит руками.

Хлеба и зрелищ

img
Мы выходим на площадь Колет — здесь к дворцу Пале Ройяль примыкает театр Комеди Франсез. Во дворце жил кардинал Ришелье и театр появился еще при нем. Вообще-то нам идти через Лувр, который в трех минутах отсюда. Но мы решаем сначала пообедать.

img
Вспомнив о недавнем упущении с сашими, мы находим японский ресторан. Внутри — ничего особенного. Усаживаясь за столик, слышим рядом русскую речь — две женщины болтают о том, что бы такого съесть, чтобы похудеть. Через некоторое время они уходят и мы, глядя им вслед, узнаем в одной из них нашего гида. Значит, хорошее место мы выбрали. Впрочем, это уже и по еде понятно. Мое меню «Сашими» не разочаровывает — в него входят 3 осьминога, 3 лосося, 3 лакедры (кажется, это она) и 3 тунца. Жестом фокусника каждому из нас подают салат, рис и суп, а Алексу вместо сашими приносят салат с лососем. В ресторанах вообще дешевле брать именно меню, а не отдельные блюда. Но будьте внимательны —  по словам гида, иногда могут попробовать смухлевать и выставляют счет на каждую позицию отдельно, за большие цены.

img
Вот теперь можно и в Лувр. Ну не совсем в Лувр, скорее, в его дворы. Кажется, что сегодня здесь оживленно. Наивные, мы не знаем, что тут будет дальше, когда вернутся из отпусков парижане и тоже станут ходить этими тропами — Лувр проще пройти насквозь, чем обойти. От Опера к Лувру тянется проспект под названием авеню дель Опера. Путь занимает минут 15. Если лень ходить — любой автобус, идущий по авеню, доезжает к Лувру за 2 минуты.

Нас окружает Лувр

img img
Еще до того, как Людовику Солнце исполнилось пять лет, он стал королем. Поэтому генералы и маршалы, приходя к нему на аудиенцию, играли здесь в лошадки. А игра в лошадки у французов называется «carrousel» (Карузель). Так назвали площадь, а впоследствии и арку, которая была создана по желанию Наполеона Бонапарта.

img
Во Дворе Наполеона высится стеклянная пирамида — та самая, от очарования которой парижане чуть не ослепли, когда она только появилась. Впрочем, после водворения Эйфелевой башни, они уже мало чего искренне боятся. Пирамиду создал «китаеамериканец» Ио-Минь Пэй в 1989 году — как раз через сто лет после постройки Эйфелевой, и служит она главным входом в Лувр.

img img
Вокруг пирамиды виднеются еще три пирамидки пониже. Это отдельные входы в разные крылья музея. Японская туристка фотографирует себя сама — ставит фотоаппарат на штатив, отбегает к пирамидам, улыбается и вскидывает руки банзай-движением.

На мосту Искусств

img

img img
В голове, в такт шагам, крутится французское название моста — «ле пон дез Ар». Сена сегодня сурово-напряженная, небо хмурое. Летящие птицы из последних сил сопротивляются ветру. Наверное, это те, из старого анекдота… Мысль, что дождь будет идти весь наш отпуск, врывается в сознание холодным потоком и бодрит нещадно.

Pont Neuf
Напротив острова Сите синими флагами машет бесполезный сейчас парижский пляж. Гордый шпиль Сен-Шапель стоит незыблемо и нерушимо. Какая-то кривая выносит из под моста нарядный корабль. Впрочем, понятно, какая. Само название реки — Сена — обозначает «кривая», sinus по-гречески. Что касается Сите — это исторический центр Парижа, на нем и возник город. Название Париж (а точнее, Паризия) появилось в IV веке — в 360 году. Раньше островов было больше, потом многие подсушили и застроили. Сегодня осталось два острова — Сите и Сен-Луи.

img

На рю де Сен

img
Кроме всяких «синусов», есть еще перевод названия реки — Seine переводится как «невод». Так что не зря именно на улице Сены расставили свои сети художественные и антикварные галереи. В Париже есть антикварный блошиный рынок, на котором еще можно найти что-то, подходящее по цене. А вот антикварные магазины можно считать продолжением Лувра — там шедевры, но цены на них баснословные. В общем, это для тех улиток, которые уже доползли до вершины Фудзи.

img
На пересечении рю Жакоб и рю де Сен я встречаю первую таинственную настенную живопись. Теперь созерцание узоров и картин на стенах станет для меня еще одним развлечением в Париже.

Почем колеса для народа?

20100817-151140-img5259-rue-des-cuatre-vents_529x581
Нам вообще-то на рю де Бюси, но, находясь под впечатлением, мы проскакиваем поворот, пересекаем бульвар Сен Жермен и попадаем на рю де Кэтр Ван — улицу Четырех Ветров. Здесь стоят муниципальные велосипеды — Velib. Читаем инструкцию: первые 30 минут — бесплатное катание, следующие 30 — 1 евро, еще полчаса — 2 евро. Потом каждые дополнительные 30 минут будут стоить 4 евро. К примеру, двухчасовая поездка обойдется в 7 евро. Единственное «но» — нужна банковская карточка, совместимая с Velib (Visa, Mastercard, American Express или JCB). Похоже, система действует давно — некоторые велы уже далеко не новые. Аборигены очень придирчиво их выбирают — осматривают со всех сторон и пинают колеса, проверяя их «надутость».

Сен Жермен де Пре

img
Мы выходим на площадь Сен Жермен де Пре, бросаем взгляд на кафе «Болваны», в котором уже были. Название «Les deux magots» обычно переводят как «Два болванчика». Но парочка независимых друг от друга программных переводчиков перевели название как «два бабуина» и «две бесхвостые макаки». Википедия говорит, что название дано по двум фигуркам китайских торговцев, находящимся внутри (может, вот оно — болванчики, потому что китайские). Лике же слышится в названии слово «демагог», и она утверждает, что это не случайно. Ей виднее, кстати. Ну а мы с Алексом называем кафе просто и готично — «маготы».

img
Проходим мимо чего-то, похожего на последствия взрыва. Памятник посвящен какому-то землетрясению или извержению вулкана. А может и обоим явлениям сразу.

img
Мимо Сен Жермен де Пре — старейшего из действующих католических храмов Парижа.

В 6-м округе типичный Париж. Как правило, тут селятся люди, которые не в первом поколении живут в городе, в домах, которые строили их предки на собственной земле. Хотя некоторые сдают здесь жилье в аренду. Тут мало эмигрантов, в отличие от Правого берега. Впрочем, ЮНЕСКО ввело новшество — коренными парижанами теперь считаются рожденные здесь в седьмом поколении, без перерыва. Так что, тут тоже много эмигрантов, такие дела. Кстати, что касается нашумевших проблем незаконной эмиграции — Сарко очень интересно депортировал цыган: им давали деньги на выезд, они уезжали, а потом снова возвращались. Так происходил круговорот цыган во Франции.

Сен Сюльпис

img
Церковь Сен Сюльпис частично на реставрации. Рядом шумит фонтан Четырех епископов. «Давай я тебя сфотографирую! На фонтане! Давай!» Но меня так просто на фонтан не загонишь, так что Лике приходится позировать первой. Пока я ее уговариваю, Алекс обозревает местность, глядя в объектив и произнося отрывистое: «Фонтан. Девчонки. Храм.»

img
Двигаем в 5-й округ, к Люксембургскому саду. Попутно меня восхищает чья-то дверь на рю Феру.

В Люксембургском саду

img
Возле Оранжереи зачем-то лежат вязанки дров.

img
Здесь играют в шахматы — собираются каждый день.

img

Естественная зелень кое где разбавлена зеленью бронзовой. Вот например, скульптурная группа «Триумф Силена» (веселого пьющего прорицателя из приближенных греческого Вакха). Путеводитель Tutta Parigi, разместив рядом с фото намекающую надпись, создает впечатление, что эта работа выполнена Жаном Батистом Карпо. Однако настоящий автор — Жюль Эме Далу. Но да, он был учеником Карпо, и сходство стилей неоспоримо. Впрочем, чего бубнить, проверка фактов «до самых жабер» — очень трудоемкое занятие.

img
Бранли, результатами опытов которого впоследствии пользовались изобретатели радиотелеграфа.

Jardin du Luxembourg, Paris

img
Здесь же находится одна из четырех парижских статуй Свободы. Утверждают даже, что именно это и есть оригинал.

img
Скульптура изображает отрешенного атлета по имени Archimadas (понятия не имею, как это будет по-русски), который «готовится бросить диск» (скульптор — Philippe Joseph Henri Lemaire).

img
Памятник Фредерику Шопену (скульптор Georges Dubois, 1900 г.)

img
А здесь играют в буль. В путеводителях эту игру также называют «петанк». Возник буль давно — поговаривают, что играли еще пушечными ядрами и в результате одной игры даже что-то там взлетело на воздух. Вся игра строится вокруг Cochonnet («поросенка») — шарика, который в начале партии забрасывают на приличное расстояние. Чем ближе бросаешь следующие шары к поросенку, тем ты круче. Вроде бы так.

img img
Еще одна фишка этого парка — настоящие ульи с пчелами и, надо полагать, медом. Пчелы так и кружат возле своих домиков. Лика говорит, что бывают периоды, когда пчелы особо агрессивные — и тогда здесь все огораживают. Я вспоминаю фразу «средства индивидуальной защиты» и мы решаем отойти подальше. А тут и выход подворачивается.

На рю Нотр Дам де Шам

img img
Останавливаемся у арки с лепниной — это вход в форум Lucernaire. Там внутри располагаются, не мешая друг другу, театр, кинотеатр, художественная галерея, книжный магазин и ресторан. Кусок крупнокаменной мостовой вместе с нетронутым питьевым фонтанчиком проглочен зданием — раньше здесь была улица.

В стоке20100822-183043-img6475-la-clef-des-marques_w
Вопреки неудаче в «Галери Лафайет», надо одеть Алекса — красиво, модно и приемлемо по ценам. Мы идем в «La Clef des Marques» (Ла Кле де Марк, Ключевые марки) на бульваре Распай. Распродажи этого сезона уже закончились, но в этот сток слетаются остатки коллекций из магазинов. Таким образом, можно приобрести вполне приличную одежду по доступным ценам. Сервис же здесь — никакой. Продавцы очень любезно растекаются мыслью по древу, полоща горло французской речью — обычно приятной на слух, но сейчас… Все это можно высказать одной фразой: «ну что вы хотите за такие деньги, жалкие человечки, ищите сами». Впрочем, до меня снизошли, когда я меряла шарфик — «мадам, это очень подходит к вашему визаж». В Париже могут носить ничем не примечательную майку, но обязательно с шарфом. Миссия выполнена — у Алекса в руках пакет с его вещами и моим шарфиком. Теперь можно чего-нибудь куснуть.

В легендарном кафе Ле Селект на бульваре Монпарнас

20100817-175858-img5290-le-select-creme-brulee_600x450
Я беру десерт дня — крем-брюле, обожженные горелкой сливки. Хочется «сломать ложкой сахарную корочку» ( © «Амели»). Ложка, правда, далеко не чайная… Эмоции самые восхитительные — десерт сладкий, но не приторный (хотя тут у каждого свои критерии). Алекс верен себе — поглощает 0,5 физраствора пива из бокала на тонкой ножке. И орешки. Бокал очень буржуазно прикрывает пол-лица. Попутно мы с Ликой разглядываем посетителей. Рядом сидит пожилой господин, мастерски сочетающий оттенки белого в одежде, чуть дальше еще более пожилая пара — затрудняюсь сказать, сколько им лет, но явно очень много. Сегодня я мыслю крылатыми и не очень выражениями, так что при взгляде на эту пару вспоминается «дома должен сидеть старый черт, а не шляться черт знает где». Думаю я так и тут же стыжусь, вспоминая, как сама удивляюсь, когда некоторые козявки называют меня взрослой, а то и вообще теткой.

Дальше

Мы идем по Монпарнасу. Ненадолго отвлекаемся на ту улицу, с которой заходили в Люксембургский сад — рю де Вожирар. Оказывается, это самая длинная улица Парижа — начинается в 6-м и тянется в 15-й округ. В остальном выглядит, как обычная улица, так что мы продолжаем идти, как запланировали — направляемся к Дому Инвалидов. Изначально это был военный госпиталь, отсюда и название. Сейчас там еще и музеи военного дела.

img
Проходим мимо маленькой кондитерской, на прилавке которой лежат богатырского размера безе. Впереди маячит Эйфелева, которая действительно видна здесь отовсюду — а я думала, такое бывает только в американских фильмах. Монпарнас тем временем перетекает в бульвар Энвалид.

img img
А Энвалид переходит в проспект Вилар. Слева у нас остается церковь Saint Francois Xavier, а справа — известный во Франции (да и за ее пределами) цветочный магазин.

Дом Инвалидов

img
Позолоченный купол собора Сен Луи в Доме Инвалидов делает пасмурное небо чуть светлее. Площадь пересекает группа бегунов, все вместе смотрится паранормально. В соборе располагается Некрополь, где похоронен Наполеон Бонапарт, а также его сын — Наполеон II. Бонапарт захоронен «матрешкой» — в нескольких гробах, как фараон. Первый гроб жестяной, второй – из красного дерева, третий и четвертый — свинцовые, пятый — из эбенового дерева, шестой из дуба — и все это в саркофаге. Если кого переполняет интерес — можно взять билет и пройти, как в музей.

img img
С этой стороны подойти не получается. Перед нами непреодолимый ров, ворота — увы и ах — закрыты. Я, позволив себе инфантильное поведение, кое-как взгромождаюсь на парапет, чтобы сделать снимок. Потом мы идем в обход.

5306-l-hotel-national-des-invalides_w

img

img
Мост Александра III ведет на другой берег Сены, где расположились Большой и Малый дворцы, возведенные в 1900 году ко Всемирной выставке, посвященной празднику электрификации — время индустриальной революции проявляло себя. Мост же построен в честь русско-французского альянса. На мост мы пока не идем, а идем по эспланаде в сторону Дома инвалидов.

img
Туда, где девчонка обнимается с растительностью.

img

img img
Во внутреннем дворике на крыше сплетаются копытные, фигура Наполеона с верхней галереи взирает на бродящих туристов, а они, в свою очередь, рассматривают ряды зеленых пушек, в цвет которых одета Лика. Я тоже одета вполне уже по парижской моде — в полосатой футболке (в Париже обожают полоску), заимствованной у Алекса, шарфе и вьетнамках. Девочка, которая обнимала куст, позирует для фото в центре двора, сначала подняв ножку, почти «аки цапель» — вероятно, для друзей, потом в стандартной фотопозе — видимо, для родителей.

img

img img

img
На верхнюю галерею идти лень, поэтому мы просачиваемся в парк, в котором сейчас прогуливаются ветераны.

На мост Александра III и дальше, к дворцам

img
За нами идет русская парочка — белые носки мальчика, в которых он, сняв обувь, чешет по газону, гармонируют с манжетами девочки. Идиллия, одним словом. Хочется тоже скинуть обувь, но носков у меня не припасено, а для прогулок босиком погода слишком невеселая.

img

img
На мосту божественные скульптуры. Здесь отполирован большой палец левой ноги — наверное, снова какая-нибудь примета.

img

img
Я снимаю здание с огромной прозрачной стеклянной крышей — Большой дворец. Ну и, заодно, зад крылатого коня.

img
Проплывает шаланда, полная кефали трамвай, на котором жмутся друг к другу вросшие в сиденья хоть и утеплившиеся, но явно замерзшие туристы.

img img
Малый дворец окружен скульптурными девами в костюмах Евы — кажется, им-то совсем не холодно.

img img
Гуляем по аллеям в пустом парке рядом — на деревьях нарисованы какие-то плавучие средства, количество лавочек достойное.

Мы хотим французской еды

img img
Ужинать решаем в Латинском квартале. Долго ищем место с традиционной французской кухней и, похоже, находим — Demi Lune, что означает Полумесяц. Интерьер неплохой, контингент вроде не скандальный. На улице же разворачивается оживленная дискуссия — представитель какой-то религиозной конфессии поймал прохожего и они, живописно размахивая руками, доказывают что-то друг другу. Через какое-то время возле них останавливается женщина и начинает жадно внимать.

img
Официант — или хозяин, тут не поймешь — немного похож на итальянца, если вслушаться в его раскатистый акцент. Алекс со спокойствием сфинкса долго ждет свое блюдо. Настолько долго, что мы успеваем уже кое-что съесть. Еда простая (похожа на прованскую) — рыба с картошкой, но, в целом, вкусно. И вообще, во французском блюде главное — соус.

«Где моя ноша?»

img
Стоим на place St. Andre des Arts.

— Я, кстати, думала, что эти листья нарисованы.
— Нет, это тень на стене.

Вообще-то, все же нарисовано. Но мы этого пока не знаем. А чуть позже нам вообще будет не до этого… Мы отходим на приличное расстояние и тут Алекс изрекает: «А где моя ноша?» После этой кодовой фразы Лика разворачивается и включает максимальную скорость. Мы скачем за ней. О том, что эти слова Алекс уже произносил в детстве, когда что-то протерял, я еще не знаю. Но уже догадываюсь, что мы забыли в ресторане шмотки, которые сегодня купили. «Главное, чтобы щас туда не пришли русские, — повторяет бегущая сайгаком Лика, — все сопрут.» Я же думаю о том, что ни в одном путешествии я еще так не бегала. Но в итоге все нормально, нам отдают пакет, все улыбаются и машут.

20100817-230820-img5346_529x397
После такой фееричной пробежки мы решаем, раз уж вернулись, воспользоваться благами цивилизации и спускаемся в дамскую комнату, возле которой я делаю это волшебное поцелуй-меня-в-пачку-фото.

img
Петляем по улочкам, которые уже где-то видели. Название одного магазина под стать за душу берущим ощущениям — Dejavu?

Тени и свет

img
Разглядываем витрины. На ночь тут не выключают их подсветку, очень удобно — стекла не бликуют и можно все рассмотреть.

img
Выползаем к ночной Сене и покидая Рив Гош — левый берег, перебираемся по Новому мосту на Сите, а затем выходим на затихшую площадь Дофина. На этой площади в 1313 году предали смерти Жака де Моле — магистра Ордена Тамплиеров. Этот эпизод красочно описывает Морис Дрюон в своих «Проклятых королях».

img
Стоим на набережной Лувра, уже на правом берегу Сены. Ночной Новый мост художественно светится.

img
И Эйфелева сегодня сказочно красива — мигает всеми огнями и пронзает небо лучами прожекторов.

img
Потом на нашем пути возникает силуэт Сен Жермен ль’Оксеруа. В силу своего расположения, эта церковь стала королевским приходом — во всем огромном здании Лувра не нашлось места для храма.

20100817-235804-img5373-Treserra_529x434
В Париже почти полночь, поэтому… Bonne nuit.

Реклама

О чем думаете?

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s