О парфюме, еде и вещичках

День 3-й.

Вчера наша Гликерия (спалю-ка я Ликухино полное имя) порекомендовала забрать деньги из так называемого «сейфа» в отеле. Мы благоразумно следуем ее совету и, заначив добро, отправляемся на обзорную экскурсию по городу, в которую входит посещение Музея парфюмерии Fragonard и Дефанса. Встречаемся с гидом у здания Гранд Опера (XIX век; ее также называют Опера Гарнье, по имени архитектора, Шарля Гарнье). Парижанки одеты в плащи и босоножки — здесь это запросто. Загружаемся в автобус и едем.

img

На стекле автобуса капли дождя, на дорогах мало машин, тротуары безлюдны. Через некоторое время впереди появляется двухэтажный туристический автобус с открытым верхом. На поручне сидит девчонка, разводя руками тучи. Одно резкое движение — и она свалится. Рядом никого не видно, кто мог бы ее поймать. Гид все время отвлекается на это зрелище не для слабонервных. Я предполагаю, что девица привязана, уж очень безрассудно она свисает с автобуса…

Вылезаем на волю за всю экскурсию всего два раза, многие места для остановок позакрывали — например, остров Сите. Сначала идем в царство ароматов — музей Фрагонар (39 Boulevard Capucines). Нам запрещают видеосъемку и фотографирование, а затем рассказывают о процессе извлечения эфирных масел из цветов и дают немного истории духов и флаконов.

Фабрика находится на Лазурном побережье в Грасе — там все условия для выращивания цветов, однако уверяют, что здесь, в представительстве, духи продаются по фабричным ценам. Срок хранения парфюма — 8 лет, не вечный, но более долгоиграющий, чем у обычных духов. Туалетная вода хранится меньше. Есть у них и уходовая косметика — кремы и т.п. На экскурсию, тестирование и очередь нам дают час. На обстоятельное изучение ассортимента времени не хватает — едва успеваем выбрать ароматы и отстоять очередь в кассу.

Что касается истории духов, то мне вспоминается один пикантный момент. Одни из первых духов делались на основе уксуса, а флаконы для них назывались винегретками — от французского названия уксуса, «винегр». Дама прятала винегретку в подвязке или в декольте. В то время носили узкие корсеты, женщины часто хлопались в обморок — непроизвольно или, наоборот, специально. Галантный кавалер извлекал винегретку и давал даме подышать парами уксуса, чтобы привести ее в чувство. Таким образом, она могла намекнуть кавалеру, что он ей не безразличен, а тот, в свою очередь, получал возможность получше ее рассмотреть.

img

Второй раз выходим в 16 округе (слово округ здесь звучит энергично — «аррондисмон»), на Трокадеро — посмотреть на Эльфиеву Эйфелеву башню и Марсово поле за ней. Мимо проплывают зонты, торговцы звенят нанизанными на нитки сувенирами, щелкают затворы фотоаппаратов… Потом едем дальше. У российского посольства с длинными, как амбразуры, окнами, стоит небольшая очередь на визы. Из-за этих амбразур и закрытости посольства в советские годы, французы прозвали здание бункером. А чуть погодя въезжаем в Булонский лес и видим на фоне его пейзажей девушку определенной профессии. «Это пташка, которая заплутала», — просто сообщает гид, — «Днем их обычно тут не бывает. А вот вечером… А слева у вас элитный детский садик».

Парижане любят тут гулять и вообще предпочитают жить «одной ногой в лесу». Здесь очень много фешенебельных ресторанов. Приезжают сюда и на велах — на пикник. Тут есть пешеходные дорожки и конные аллеи — словом, днем Булонский лес высокобуржуазный и светский. А вечером он меняет облик — есть аллея девочек, аллея мальчиков, аллея с теми, у кого все сложно и ничего не понятно. Так что ночью здесь бывает весело и опасно. Любителям экстрима советуют брать такси и проехаться тут, когда стемнеет, при этом не забыть паспорта и на вопросы полицейских представляться туристами.

img

Нам сообщают, что в музеях и возле основных достопримечательностей туристов очень много — сейчас разгар сезона. Возможно, поэтому басню сокращают и Дефанс нам показывают уже издалека. Когда-то на месте Дефанса было поле, где крестьяне пасли коров. Но город постепенно расширялся. Cейчас современные здания (преимущественно офисные, но есть и жилые) строятся там, чтобы не нарушать уклад старого города. Визитной карточкой Дефанса можно считать арку архитектора Отто фон Шпрехельсена. Она стоит на холме, который раньше назывался Chantecoq — петушиная песня. Смотровую площадку с видом на Париж и соседние города прикрыли в этом году. Туда полз лифт из прозрачных красивых «гнездышек», парижане называли их «осенние гнезда». Но уже несколько раз там происходили серьезные поломки. Планируют перестроить систему, так что в следующем году, вероятно, можно будет туда подняться. Что касается магазинов — по словам гида, за покупками в Дефанс ехать смысла нет, там все то же самое.

img

Экскурсия закончилась, мы снова в 9-м округе на бульваре Клиши. Толпа двигает в ресторан Маэстро, чтобы записаться на экскурсии. Мы заглядываем туда, ощущаем корпоративный душок, вспоминаем, как в музее некоторые наши соотечественники расталкивали всех локтями и принимаем решение в следующие дни не тратить время на экскурсии. Чуть-чуть проходимся по бульвару, мимо кабаре Мулен Руж, обозреваем интим-магазины, после чего идем гулять по городу… Но надо признать, что под этим затяжным дождем кафе (и магазины, только тсс!) выглядят особенно заманчиво, поэтому сегодня шопинг и обжорство будут неотъемлемой частью нашей программы.

img

С пересечения улицы Лаффит с бульваром Османа отлично видна Сакре-Кер на Монмартре — самом высоком естественном холме Парижа. А между тем, расстояние до нее — 2 км.

Мы промочили ноги, поэтому, пройдя малый двор Лувра, заворачиваем в первое попавшееся кафе на одноименной набережной — им оказывается Cafe de Corona. Эти Короны нас преследуют, похоже. Мне приносят дивный дымящийся капучино в огромной чашке. Выражение лица Алекса сейчас прекрасно подходит к погоде — он взял какой-то лимонный фриз, который оказался чересчур лимонным.

Лика ведет нас в Le Petit Zinc (11 Rue Saint-Benoît). Плохому меня научил Алекс на свою голову — теперь я в клубе любителей устриц, умею их есть и меня не стыдно привести в верхнее общество. Лика относится к ним спокойнее — может, из-за их доступности, а может, опасается белкового отравления, говорят, такое возможно, если их переесть. Надеюсь, до этого не дойдет. Нам дают краешком уха посмотреть интерьер, но устриц просят есть повыше — в главный зал пускают только на банкеты. Потом вокруг нас бегает целая банда как будто накурившихся официантов, которые создают ажиотаж не по делу и вообще устраивают какой-то балаган — и все это с дурацким видом пляжных аниматоров. Я придирчиво выбираю, что бы взять попить к устрицам. Недавний опыт Алекса с лимонами меня не останавливает. В Португалии я запивала устрицы лимонным соком — естественно, разбавленным. Здесь же мне волокут чистый, с ложечкой и сахаром. И предусмотрительно ставят рядом графин с водой. Разбавляй, значит, сама, по вкусу. Пуркуа бы и не па, собственно…

По словам гида, парижане пьют воду из-под крана. А вот местный строитель Жан Поль говорил, что не стоит этого делать — вода хорошая, но трубы плохие, еще акведучные. Графин (carafe d’eau) с такой водой практически всегда ставят на стол. Минеральная вода дорогая, зато хлеб бесплатный — сколько раз подняли корзинку из-под хлеба, столько раз принесут добавки. Ну и никаких денег за то, что накрыли стол и положили приборы — наподобие coperto в Италии — не берут. В общем, везде свои способы получить доход.

Несмотря на мультяшную суету персонала, устрицы все же попадают к нам на стол. Есть мнение, что они считаются «неприличной» едой — в смысле, эротично выглядят. Не знаю, мне кажется, некоторые цветы вызывают более явные ассоциации. Впрочем, в Париже все непросто. Лика говорит, что она сегодня звонила нам в отель и попросила переключить на номер Алекса. Портье, фамильярно хихикая, сказал — «а вы знаете, он вообще-то с мадам». Мы изумляемся — нам ничего такого не передавали. Потом смотрим на бумажку, которую протягивает Лика — там адрес и телефон отеля Corona. Но не нашего, а того, второго, совсем на другой улице. И либо там есть однофамилец Алекса, либо портье — вредный липовый дятел.

Потом мы чуть-чуть шатаемся по бульвару Сен-Жермен, забредаем в Monoprix купить воды ну и так, поглазеть на ассортимент. Это местный супермаркет — не самый дешевый, но и не самый дорогой. Кстати, на оборотной стороне чеков — купоны со скидками.

img

Хочется потратить еще немножко денег. Вернее, это нужно сделать, потому что Алексу нужны шмотки. Так что мы забегаем в магазин American Apparel, название которого переводится незатейливо — американская одежда. В целом здесь повседневные вещи неплохого качества и простых цветов .

img

На площади Мишеля Дебре глазеем на скульптуру работы Сезара — это Пикассо в образе кентавра. Студенты регулярно натирают до блеска его железные — ну вы поняли.

img

Идем к следующему памятнику. Как ни странно, это отель. Но отель, занесенный в список исторических памятников — знаменитая Лютеция на бульваре Распай. В работе над фасадом этого дома принимал участие Поль Бельмондо — отец известного актера.

img

Мы просто гуляем… Ну, Алекс так думает. На самом-то деле у нас запланировано одно мероприятие, поэтому мы следуем по намеченному ранее пути, который выводит нас к магазину с неприметной зеленой вывеской — бутику Жирбо. Алекс смотрит на нас морским крокодилом — его обманули и опять притащили к тряпкам. Потом происходят эксперименты и ребрендинг — покупаем мне деним-платье. Лика выступает в роли стилиста. Приобщиться к искусству можно здесь: Marithé et François Girbaud

img

В ресторане мы сегодня уже отобедали, так что идем в какой-нибудь хороший продуктовый магазин. Им совершенно неслучайно оказывается Le Bon Marche на улице Севр. Чего здесь только нет. Особенно меня впечатляет олицетворение французской сложности — цветочные лепестки, собранные и упакованные для еды. Мы оставляем амброзию небожителям, а сами покупаем хлеб и оливки — долго мучаем продавцов, выясняем с косточкой они или без, спрашиваем друг у друга, кто какие предпочитает, ведь сортов очень много. После этих манипуляций все упаковывают в пакет с надписью «Ce sac biofragmentable» — бальзам для душ экологов.

Вечером мы решаем воспользоваться общественным транспортом. Садимся в автобус, покупаем билетики у водителя, прокатываем их через контроль и едем от Сен-Жермен-де-Пре до Опера. Билеты можно купить и в кафе «Tabac», их много по городу. Лучше покупать там — в метро и автобусах может не быть сдачи, а крупные купюры могут вообще не принять.

img

От Опера пилим пешком в отель. Именно пилим, потому что ноги у меня устали донельзя — каблучищи одеты, я ведь в Париже! На улице Ле Пелетье я уже еле иду. Но Алекс показывает мне знак. На почти чистом русском, белым по красному, на вывеске написано: «Дойти». Конечно же, это Goutu — бутербродная забегаловка. Но как красиво и со смыслом померещилось… В магазинчике рядом с отелем берем упаковку Перье с фото Диты фон Тиз на каждой бутылке, ползем в номер, перекусываем припрятанными в «ха-ха-минибаре» сырами и оливками, потом боремся с дверцей душа за право комфортно помыться, после чего я немного скучаю по махровым халатам — но Париж того стоит.

Реклама

О чем думаете?

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s